Список форумов Иссык-Куль.kg  
 FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Записки сотрудника Галактической Группы Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Пн 11 Сен, 2023 17:06 Ответить с цитатойВернуться к началу

Часть 1

Я не сумасшедший, меня не похищали пришельцы из других миров, но тем не менее точно знаю, что они есть и знаю о них достаточно много не понаслышке... Каким образом? Всё очень просто!
Я работаю с ними здесь, на Земле...

***

29 ноября, 2011 год.

Гость появился без предупреждения, хотя, я ждал его появления со дня на день:
- Я ждал тебя, но не сегодня...
- Значит мой визит не был для тебя неожиданным?
- Конечно нет! Я всегда рад видеть тебя у себя дома.
Я знал причину его визита: вчера "Curiosity" отправился к Марсу.
Я представил как носитель, с
марсоходом, держит путь к Красной планете в сопровождении парочки наблюдателей.
- Совет Галактической Группы принял решение о подготовке землян к контакту с Группой.
- И с чего сие начнётся?
- С "любопытного"... Нет, конечно не сразу, со временем, но мы дадим им знать о нас.
- Каким образом?
- Для начала подкинем "любопытному" пару интересных вещиц, а затем и ДНК ваших прародителей с Дофтэ'мии.
- Зачем?!
- Сравнив свою ДНК с марсианской, у них пропадут все сомнения в том, что они только выросли на Земле, но родились далеко от сюда...
- Но, ты же понимаешь, что эти данные могут запрятать глубоко-глубоко под землёй и никто про них не узнает?!
- Есть и другие способы открыть эту тайну людям, но они ещё не рассматривались на Совете. Начнётся Совет, я загляну к тебе. Так что жди в гости!
Мы вышли на улицу и, попрощавшись со мной, он исчез также неожиданно как и появился.

Къёкэн, Къёкэн... Эти твои фокусы не перестают меня удивлять!
Мой гость, спец по межпланетным и межгалактическим связям, Къёкэн (так звучит его имя), родом с планеты Дрогдем в созвездии Треугольника, на западе нашего ночного неба.

Я вышел на балкон, закурил и память вернула меня в август 2010 года, в день первой нашей встречи.

Ёще в юности, я хотел посетить горное озеро Джатыл-куль, в северных горах Иссык-куля.
Оно лежит почти напротив города Чолпон-ата, за перевалом в Казахстан и является истоком реки Чон-Кемин, которая впадает в реку Чу, в Боомском ущелье.
Так вот, на этот раз меня так непреодолимо сильно потянуло туда, что решил не откладывать этот поход. Отпросившись на работе, собрав весь свой походный скарб отправился в это путешествие, не зная еще того, что ждало меня впереди.

Не буду тщательно описывать свой путь к озеру и красоту природы, в которую окунулся ступив в эти чарующие места. Подробное описание займёт не один день и в двух словах об этом не расскажешь. Спросите, почему?
А разве можно кратко описать те чувства, которые испытываешь на краю обрыва, стоя с бешено скачущим сердцем? Это холодное и одновременно жгучее покалывание в ступнях от ощущения, почти под твоими ногами, невидимой, но осязаемой душой, глубины. Где неистово клокочет река, пытаясь вырваться из тёмных объятий этой загадочной бездны.
Или попытаться выразить необъяснимый восторг от бесконечного пространства поднебесья и высоты? Кажется, стоит только руку протянуть и коснёшься оперения парящего орла.
А обволакивающий клубящийся туман, растворяющий тебя прохладой в тот самый момент, когда от жары кажется, что кровь вот-вот закипит от перегрева?
Можно ли вообразить вставшие дыбом наэлекризованные волосы во время грозы и объяснить не страх, а благоговейный трепет от грома, прижимающего тебя к земле мощью своего раската?
А какое умиротворение испытываешь, когда после чёрного неба и апокалиптического дождя, забивающего все остальные звуки природы, наступает просвет и ты видишь солнечные лучи пробивающие тьму насквозь и снова слышишь пение птиц, словно воспевающих Мать-Природу за проявленное милосердие к её живым творениям? А невиданные доселе растения?!
Так разве можно в двух словах описать всю ту красоту и чувства, переполнившие меня, когда я увидел этот мир, мир чудесной неизведанной планеты, на которую ещё не скоро ступит нога землянина?
Да что там говорить… В общем, кто здесь побывают, те убедятся, что я не вру!

Два дня спустя, почти к вечеру, я добрался до озера. Небольшое, лежащее среди, местами непроходимых скал, стоящих прямо у воды. Наломав сухих веток, первым делом развёл костер. Без него здесь - смерть во сне!
Поставив палатку, и повесив чайник над костром, отправился к воде посмотреть на это высокогорное чудо. Вода ледяная, корочка льда у берега и это в середине августа! Побыв у берега минут двадцать, вернулся к месту привала. Вот в этот момент, я и увидел его...
Нет, друзья мои, не подумайте, он не вышел из переливающегося огоньками НЛО, с поднятой клешнёй и приветствием вроде: "приветствую тебя, землянин!". И из потерпевшего катастрофу космолета, с последующим бегством от десятка вертолётов, с "людьми в чёрном", я его так же не спасал. Он мирно сидел в
одиночестве возле костра и держал мою железную кружку с уже завареным, по
походному, чаем.
- Как добрался?
Как добрался?! Без "здравствуйте" или на крайний случай "привет", а вот так сразу в лоб вопросом, как старому знакомому!
Я опешил... Подойти к моему гостю или держаться на расстоянии? В таких диких, безлюдных местах не часто (да какой там не часто - вообще ни шанса!) встретишь человека без необходимого походного снаряжения или по крайней мере лошади.
- Нормально, не впервой, - ответил я и решил тоже перейти на "ты", тем более, что выглядел он на первый взгляд не старше меня:
- А ты?
Я сделал пару шагов в его сторону и почувствовал, что настороженность пропала, а на её место пришло чувство встречи с добрым приятелем, которого знаешь не один год.
- Отлично! И мне "не впервой"! Но, мне легче, я ногами не топал... - ответил он и добавил, - чай готов...
Только приблизившись почти к костру, я заметил, что кожа на его лице и руках, даже при хорошем освещении огнем имела зеленоватый оттенок. Но, самое странное, что бросилось мне в глаза - дым. Да, дым! Вернее его движение. Кто сидел у костра, тот знает, как он лезет в глаза и, в легкие, как не уклоняйся от него. Но, от гостя дым расходился кругами, как будто тот сидел в невидимом или прозрачном шаре. Видимо заметив моё удивление, он добавил:
- Холодно здесь у вас, землян... Если бы не крионик, замёрз бы.

... Да, сейчас смешно вспоминать эту историю, а тогда было не до смеха.
Смотрю в ночное, полное ярких звезд, небо… Какое бесконечное пространство! Мы в этом пространстве, как капля в океане, а вокруг нас столько всего не подвластного нашему разуму.

А "любопытному" лететь ещё долгих восемь месяцев...
***

11 марта, 2011 год.

Погода сегодня не весенняя. Пасмурно, дождь моросит, холодно...
Къёкэн появился рано утром, в очень расстроенном состоянии.

- Привет, тоска зелёная! - пошутил я ещё окончательно не проснувшись. Но судя по тому, что он пропустил шутку мимо своих ушей, было ему очень и очень хреново. Не говоря ни слова он прошел в зал и включил телевизор. Шли новости. Сидим, смотрим. Будто бы в оправдание Къёкэн сказал:
- Мы сделали всё возможное... Сдвиг был очень мощным...
Сквозь его слова доносились слова диктора: землетрясение, цунами в Японии, сотни человеческих жертв...
- Если даже магнитная буферизация едва сдержала удар... Всё дело во втором ударе, мы не ожидали его. Вот он и усилил первый.
Окончательно придя в себя я ответил:
- Но все таки буфер сдержал удар! Представь, если бы его вообще не было?!
Къёкэн закрыл глаза и на его изрешечённом зелеными венками лице отразились воспоминания о не далеком 2004 годе, о тех ужасных событиях в Индийском океане.
Медленно, как во сне, встав из-за стола он заходил из угла в угл по комнате:
- Да, тогда мы даже не попытались ничего предпринять! Сколько жертв... Сотни тысяч! Нам ничего не стоило помешать этому! Но это правило
невмешательства...
Къёкэн наблюдатель, а правило невмешательства запрещают вмешиваться в дела и проблемы любой планеты. Таков их закон! Но и законы меняются. А Къёкэн за сотню лет привязался к людям всей душой, хотя наблюдатель должен быть беспристрастен и хладнокровен ко всему происходящему. Но Къёкэн не смог! В его душе не было места равнодушию. Казалось, что любую трагедию каждой планеты, каждого жителя этих планет он пропускает через себя.
- Ты сгоришь так! Тебя все равно на всех не хватит! Это жизнь! Так было и так будет всегда.
- Ты прав! И от этого мне ещё больнее. Надо успокоиться, сосредоточиться. Ты бы отошёл подальше, мало ли что... - И Къёкэн жестом
показал на дальний
угол зала.
Долго уговаривать меня не пришлось - прижавшись к стене всем телом, я с нескрываемым интересом стал наблюдать за ним.
Мы как сбрасываем стресс? Набил кучу тарелок или шмякнул, что под руку попало об стену и на душе как-то полегчало. Нет, он не стал крушить чайный сервиз, подаренный мной жене на её день рождения.
Встав посреди комнаты он начал медленно отрываться от пола к потолку и зависнув ровно между ними развёл руки в сторону стен. Начиная от крионика на его запястье, вверх по руке и далее по его телу поползли огненно-синии "змейки" и протуберанцы (как на солнце) энергии расползлись по стенам зала. Весь зал наполнился синим холодным огнем. Ученые годами бьются над созданием холодного ядерного синтеза плазмы, а тут - вёдрами черпай! Зрелище, скажу я вам, просто потрясающее, а ощущения от прикосновения к волнам, от проникновения этой энергии в наше тело просто волшебны! Может это и есть то состояние нирваны о которой говорят йоги?

Закончив свою медитацию и немного успокоившись Къёкэн рассказал мне новость от которой мне стало немного не по себе, но чувство познания чего-то из ряда вон выходящего, для моего бытия, задвинуло все страхи куда-то глубоко.
- Совет разрешил мне, при моей
настоятельной просьбе конечно, - при этом он сделал такой важный вид, как будто гордился завербованным суперагентом, - зачислить тебя в мою группу наблюдателей.
Я надеялся, что это случится рано или поздно и поэтому принял эту новость со свойственным мне хладнокровием. Да к чёрту браваду! С каким нахрен хладнокровием?! Меня трясло внутри, как ожидающего прыжка на тарзанке в пропасть. Я отлично понимал, что меня ждет с этим любителем не только космического экстрима, но и завсегдатаем сунуть свой плоский, зелёный нос во все мыслимые и немыслимые щели матушки Земли. Чего стоит только одно его посещение жерла Безымянного во время извержения в 1956 году на Камчатке, когда его выкинуло с кусками лавы в близлежащий посёлок Ключи к ногам испуганных жителей. Я не видел и у меня нет оснований не верить ему, но он рассказывал мне об этом, давясь от смеха. Чувство юмора и им не чуждо.
Итак, я в деле, но в чём будет заключатся моя работа я не знал. Да и мне было все равно - Къёкэн плохого не поручит.

Прощаясь, он дал мне Кристалл Памяти с инфой об истории Вселенной, её обитателей, о нашей прародительнице Дофтэ'мии, количестве миров входящих в Совет и с другой полезной информацией "обо всём по немногу". Включив свой крионик он исчез в мгновение ока, также как и всегда появлялся. Он не маг и не волшебник. Прибор на его руке - маг. Хорошая вещь этот крионик! Надо будет и себе такой выкружить...

Ещё тогда, летом, при нашем загадочном знакомстве у озера, я заметил, что он без него никуда. Ни в пучину морскую, ни в леденящий холод, ни в пылающее раскалённой лавой жерло вулкана.

Часть 2

10 августа, 2010 год.

- Холодно здесь у вас, землян... Если бы не крионик, замёрз бы...

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Пт 29 Сен, 2023 12:17 Ответить с цитатойВернуться к началу

- А ты что, с Луны свалился?
- Ну почему, как что, так сразу с Луны?! Других планет и спутников нет что ли? С Дрогдема, например. Уж час как! Садись, чай готов...
Подходя к нему поближе, я почувствовал легкое сопротивление, как-будто шёл под водой. Преодолев его без особых усилий, заметил, что дым от костра завился и вокруг меня. Сам костер по прежнему горел не слабо, но жар от него разливался теплой волной по всему телу. Оглядывая по сторонам невидимые стены, мой взгляд встретился с его:
- Поле...
- Какое поле?!
- Обычное, магнитное...
- Разве это возможно?
- Почему нет? Просто пока на Земле нет такой технологии, - ответил он и протянул мне кружку с горячим чаем. Я посмотрел на него как на сумасшедшего, а затем взглянул на себя изнутри: не сошёл ли с ума я сам? Знаете, кислородное голодание там или газ какой-нибудь болотный... Но были мы не так высоко, да и какие, к лешему, болота в горах!
Глотнув терпкого, бодрящего вкусом душицы напитка я спросил его осторожно:
- Откуда ты, говоришь, час назад..?
- С Дрогдема. Планета такая.
И он ткнул пальцами в яркое звёздное небо, указывая на малозаметное невооружённым глазом пятнышко звёздного тумана. Взглянув на секунду на небо, я увидел очень близко его руку. И вот уже не смотрю на то неинтересное пятно на небе, а с удивлением разглядываю его пальцы!
Длинные, с четырьмя суставами, с небольшим утолщением на кончиках и полным отсутствием ногтей. Медленно переведя взгляд с руки на его голову, меня прожгло насквозь увиденное мною!
Лицо не слегка зеленоватого оттенка, как мне показалось ранее, а натурального зеленого цвета с гладкой, полупрозрачной кожей. Почти полное отсутствие носа, за исключением маленького бугорка, большие синии глаза и безгубый узкий рот. Полное отсутствие ушей и волос на коже делали его как две капли воды похожим на Фантомаса.
Первая мысль которая мелькнула в моей ничего не соображавшей голове когда я понял, что разглядываю его как урода законсервированного в банке, отвести взгляд и бежать!
Бежать куда угодно не обращая внимания на сгустившиеся сумерки, холод и возможность переломать ноги, где-нибудь упав со скалы или в лучшем случае замерзнуть у какой-нибудь ёлочки! Но мой гость опередил меня:
- Къёкэн, - представился он и протянул руку.
- Андрей... - машинально ответил я и пожал в ответ его руку. Она не была холодной и влажной как лягушачья лапка. Она была горячая! Да не просто горячая, а как будто у её хозяина был жар за сорок по Цельсию!
- Сорок семь, если быть точным. - поправил меня Къёкэн.
- Разве я это сказал вслух?!
- Нет, но для меня это не важно. Говоришь ли ты вслух или просто думаешь, я слышу тебя. Да и не только тебя, бывает и всю природу...
Мысли проносились со скоростью экспресса, вопросы накатывали волнами - как, почему, зачем?! А он только улыбался, слегка косясь на меня.

- Тебе добавить горячего..? - внезапно его вопрос вывел меня из ступора:
- Что?!
- Я говорю, чаю горячего налить?
Взглянув в свою кружку, я обнаружил её пустой. И когда только я успел выпить всё? А в горле сухо, как будто не делал ни одного глотка.
- Пожалуй... Хотя сейчас я бы не отказался от водки...
- Вот чего нет, того нет, - наливая чай в мою кружку он почувствовал аромат душицы и добавил, - да и я не откажусь, попробую...
Но кружек больше не было и он согнув правую ладонь "лодочкой" медленно
стал наливать в неё кипяток. Я застыл от пришедшего в мой разум ужаса! Я было рванулся к его руке с чайником, но замер на полпути как вкопанный! Чай, наливаясь на руку не касался её, но принимал форму моей кружки.
Цилиндр чая рос, а края дрожали как пудинг на подносе.
"Опять поле..." - подумал я.
- Оно самое! - ответил вслух Къёкэн.
Налив полную форму кружки на руке, он погрузил палец в чай и начал медленно помешивать его, как будто размешивал сахар... Его кожа как губка, впитывая тёмную жидкость становилась тёмнозелёного цвета.
- Так я пью, но не всегда. На моей планете в этом нет надобности, но на других без этого никак, - ответил он на моё удивление. - А без этого, - показав прибор на своей руке, - я вообще никуда! Я наблюдатель и часто перемещаюсь, путешествую так сказать, а это моё средство передвижения. Да, кстати, всё это, - он провел рукой по невидимым стенам, - и это, - указав на оставшийся чай, на своей руке, - это всё он - крионик.

...Догорел костер, тлели угли... Рассвет разливался по зелёному лесу. Всю ночь мы просидели проговорив, а сна ни в одном глазу!
- Ну что, кажется пора собираться в путь, - хлопнув себя по коленям сказал Къёкэн и резко поднявшись протянул руку в знак прощания:
- Ты извини, я бы тебя подбросил до дома, но крионик для одного.
Дойдя почти до скалы он повернулся и крикнул:
- Это не последняя наша встреча! Придёт время, увидимся! - и махнув рукой исчез за скалой.

Собравшись, я тоже отправился в обратный путь...
Шёл и гадал, когда же случится следующая наша встреча, долго ли ждать?

Но ждать Къёкэна оставалось не так уж и долго...

***
11 марта, 2011 год.

- Держи... - Къёкэн положил мне на ладонь предмет, размером не больше спичечного коробка из серого, матового материала напоминавший свинец и необычно тяжёлый для своего небольшого размера.
- Что это?
- Кристалл памяти... В нём вся информация. Вся история наших галактик и миров от начала времён и до наших дней... А также инструкция к крионику.
Я с интересом разглядывал этот Кристалл, хотя на кристалл, как таковой он не был похож. Холодный как лёд, цифровой код на верхней поверхности, а его боковые грани пересекали непонятные письмена похожие то ли на иероглифы древнего Египта, то ли майя.
- Посмотри, почитай... А инструкцию вызубри как "Отче наш"! Малейшая ошибка и ты либо вечно кочуешь на просторах вселенной, либо... - он сложил руки на груди и закатил глаза, - ты разлетишься на атомы, по какой-нибудь массивной сверхновой.
- Ты бы ещё язык на бок вывалил! - сказал я, поплевав три раза через плечо.
- Плюй не плюй, а от этого зависит твоя жизнь. Запомни!
Открыв свой криокруг Къёкэн вступил в энергетическое поле. Секунду поразмыслив добавил:
- А вот как его активировать, догадаешься сам. Должен догадаться! Иначе ты забудешь меня, а я, к сожалению тебя. Таковы правила. До встречи, мой друг!
Круг, поглотив Къёкэна, сжался в точку и, сверкнув искрой растворился в воздухе.

Часть 3

26 мая, 2011 год.

Два месяца я бился над активацией Кристалла. Что я только не пробовал! Даже варианты из фильма "Пятый элемент" не работали. Почти отчаявшись и мысленно попрощавшись с работой, на которой не проработал ни дня, я оставил затею "оживить" этот чёртов кусок металла, а может быть и камня.
Иногда, просто так, не ожидая от него больше ничего я доставал его, рассматривал, зажимал в кулаке, тёр пальцем надпись и код, и ложил на место. Но случай (как это бывает в фантастических историях) помог мне не свернуть с тропинки зарастающей на глазах непроходимым джирганаком.

В первых числах июня, сын принёс (выменял у друга на трансформера) кучу магнитиков и положил их на своём столе. Всё бы так и закончилось не начинаясь, но в тот удачный вечер взяв Кристалл, больше по привычке чем за надобностью, я пошёл на балкон. Проходя мимо стола я почувствовал как Кристалл мелко завибрировал в руке. Знаете, такое ощущение "мурашек" после удара локтём, но без боли. Сделал еще пару шагов - вибрация исчезла. Показалось? Не долго думая шагнул назад и повернулся к столу. Вибрация "резанула" руку с двойной силой! От неожиданности я выронил Кристалл, но он вместо того чтобы упасть на пол медленно воспарил и по дуге направился к этим магнитам.
Мысль ворвалась в голову, как ОМОН при облаве:
"Вот дурень! Три месяца ломал голову, а то что у них всё замешано на магнитных полях даже не вспомнил!"
Зависнув над магнитами Кристалл начал раскачиваться с маленькой амплитудой. Сначала медленно, а затем с такой скоростью, что стал виден как просто висящий в воздухе, но немного удлинённой формы. Не было ни света, ни лучей, но появившиеся невесть откуда трёхмерные буквы и фотографии не были голограммой, а просто повисли в пространстве над столом. Прочитать их, увы, непредставлялось возможным, так как это были такие же письмена, как и на Кристалле. Других значков понятных мне, таких как "транслит", флажок страны или подобных им, не было.
Протянув руку и осторожно, с некоторой опаской (вдруг еще и электрошок?!), тронул изображение иероглифа. В то же мгновение всё базовое иноречие, перевернувшись вокруг своей оси превратилось в понятный и родной мне русский язык! То что это автопереводчик удивление не вызывало... Но как эта безмозглая хреновина догадалась отобразить информацию именно на русском, было выше моего понимания! Вроде ни слова не сказал... Да и перегаром от меня не несло!
"Верно мысли считывает! Как ни старайся, а думаешь то на своём языке..."
Решив проверить свою догадку я мысленно сказал: "начало". В сию секунду всё изображение завертелось как в водовороте и скрылось где-то под столом. Но в этот же момент новые слова, изображения каких-то схем и карт спустились из-под потолка, зависнув передо мной.
"Здо'рово! И пальцами тыкать не надо!" -подумал я, но уже через пять минут матерился в голос. Не всё оказалось так "здо'рово" и просто, как показалось в начале. Мне хотелось всего и сразу! Мысли сумбурно носились в голове, а в след за ними, также хаотично прыгала вся информация.
Уже за полночь, с большим трудом, но всё-таки поняв, что сегодня мне не удаться выбить из Кристалла какую-либо интересующую меня информацию, я решил прекратить бессмысленные попытки и продолжить изучение с утра.
"Начало положено, и ладушки. Завтра, с ясной головой начну с крионика... Решено!"

Всю ночь, во сне, я бегал по комнате и ловил иероглифы руками... А за столом сидел Къёкэн и на его лице сияла добрая, безгубая улыбка шептавшая мне:
"Лови! Лови... Ты должен... Должен!"

***

И наступило утро...
Такое ясное и жаркое не по времени.
Три месяца я прогонял балду. Теперь, я спешу! Знаю, что ТАМ, об активации Кристалла уже осведомлены и времени для подробного изучения маленькая тележка, без вагона. Максимум сутки...
Подкинул Кристалл над магнитами и он плавно занял своё вчерашнее положение. Вибрация, иероглифы, касание, перевод... Всё как вчера, но сейчас я на удивление спокоен и сосредоточен.
"Приятно вспомнить в час заката..." - всплыло в голове. Тьфу ты! Но мотивчик не сбил работу навигатора.
Я сразу определил для себя три вопроса которые необходимо изучить в первую очередь - крионик, Совет ГГ и Дофтэмия - изначально родная наша, как вида, планета. Ну с первым вопросом я определился еще вчера. Итак:
"Крионик"
Повинуясь моему хотению проявились название, описание и схема прибора.

Крионик - прибор, являющийся основным средством перемещения в пределах планет и галактик ГГ. А также защищающий владельца от сверхвысоких и сверхнизких температур, от воздействия неблагоприятных электромагнитных полей за счет собственного мощного поля. Намагничивая молекулы окружающей его среды создаёт из неё надёжный щит, защищающий от, порой очень хищной и враждебной атмосферы той или иной планеты. Но при этом аккумулирует полезные микроэлементы питая ими организм. Так что потребность в пищи и жидкости во время пользования Криоником отпадает сама собой...
Представляет собой подобие наших двух наручных часов спаренных восьмёркой. Оснащён двумя захватами, которые расположены по краям прибора. Крепится вдоль предплечья, а десятки тысяч микроскопических рецепторов на соприкасаемой с кожей поверхности Крионика, взаимодействуют с нервными окончаниями и клетками любого живого существа. Этим достигается полное слияние и контроль всех чувств организма с Криоником...
Далее следовали схемы Крионика и молекулярная взаимосвязь оного с разной органикой Вселенной пестрящей
анатомическими
"изысками". Мне, как окончившему школу с тройкой по анатомии и двойкой по физике всё это было крайне неинтересно... Да и что скрывать - недоступно для моего "детского" разума!
Мысленно "пролестав" всю оставшуюся техническую и анатомическую бурду я добрался до интересующей меня, более всего, главы...

Магнитное поле Земли, так же и любой другой планеты, является "рельсом" с которым взаимодействует Крионик. Изменяя полярность своего поля он позволяет, "скользя" по этому рельсу посещать любую точку планеты в считанные секунды. В то же время предохраняет от перегрузок, перепадов высоты или глубины. Для перемещения с Земли в космос или на другую планету используется Криокруг. Этакие "врата" для мгновенного перехода через искусственно созданные "черные дыры". Вот тут и подстерегает опасность о которой предупреждал Къёкэн! Всё дело в координатах вводимых в Крионик. Ошибись ты на секунду градуса... Всё! "...и ты вечно кочуешь на просторах вселенной."
Секунда градуса на земле не столь заметна, но в космических масштабах - миллионы километров и десятки световых лет! Что-что, а астрономию я знаю на пять!

Существуют два транспортных криокруга в солнечной системе - на орбите Венеры, всегда в "мёртвой зоне" по отношению к Земле и с таким же расположением на орбите Плутона...

"Сутки на всё про всё... Да тут и за неделю не изучить! Добрый Къёкэн... Кстати, где ты тут..?"

Совет Галактической Группы относительно "молодой". Существует всего каких-то полтора миллиона лет. Совет представлен 24 представителями с 12 галактик и звёздных систем подобных нашей. По уровню общего развития мы на 10 месте. Другие две галактики соответствуют нашим -17 и 13 векам. Кстати Земля была введена в Совет последней, 25 тысяч лет назад. Но только наша цивилизация открыто не контактирует с Советом ГГ! Къёкэн - представитель нашей галактики, курирующий еще две планеты кроме Земли. Одна, его родная планета Дрогдем, а вторая - Нихтерия, находится на противоположной границе галактики...

Голова гудела от обилия информации, но зная что мне на память всё это не вызубрить я решил сделать фото всей
этой информации, однако же "цифровик" напрочь отказался работать вблизи Кристалла!
"Вот невезуха! Придётся всё от руки переписать..." Несмотря на надвигающуюся ночь и слипающиеся от усталости глаза я решил довести дело до конца, без перерыва на сон. Соорудив пару - тройку бутербродов с "охотничьими" колбасками, сыром, острым кетчупом-чили и заварив крепкий, ядрённый чай я взялся за карандаш!
Медленно выводя каракули слов рука вспоминала прописные буквы.
"Надо же! Писать разучился! Вот что значит ручку в руках давно не держал..."
На третьем бутерброде и шестом стакане чая слова выросли в размерах, а строчки поползли вниз...
Из-под блокнота вылезло серое щупальце, схватилось за карандаш, сломало грифель и вредно хихикая скрылось в страницах блокнота. Слова расплылись в сплошной серый фон и из него, как из тумана медленно проявились...

Часть 4

...две странные фигуры:
- Приветствую, Гоэрлл! Рад видеть тебя в добром здравии! Проходи. Есть разговор...

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Сб 28 Окт, 2023 17:56 Ответить с цитатойВернуться к началу

Из темноты коридора в центр большого церемониального зала вышёл дофтэмиянин среднего роста. Голубые глаза и заплетённые, в косу до пояса, белые волосы контрастно выделялись на тёмной коже лица. Гоэрлл подошёл и, прислонив ладонь к выставленной вперёд ладони Отца, слегка склонил голову в поклоне, обнял его.
- И я рад видеть тебя Отец! Сколько же лет мы не видились?! Двадцать..? Тридцать? Но выглядишь ты, будто и не было тех лет!
Гоэрлл лукавил. Сутулая спина Отца, щуплые плечи и дрожь в ногах говорили обратное. Отец - верховный правитель Дофтэмии, сильно постарел и готовился уйти на Прану. Горечь предстоящей потери отразилась в глазах Гоэрлла.
- Не надо Гоэрлл... Это наш путь. Наши предки уходили каждый в своё время, а теперь пришло время и нашей с ней встречи...
Отец посмотрел на красный пульсирующий шар над горизонтом.
Прана... Мать-звезда взрастившая и принявшая в своё лоно тысячи поколений Дофтэмии. За последнии десятилетия её дыхание участилось, она изменила свой цвет с жёлтого на красный и увеличилась в размерах, закрывая теперь почти весь горизонт.
- Погрустили и хватит. Я недавно прибыл с Совета. Они хотели переселить нас на Ангара'к. Но, я настоял и убедил их всё-таки отдать нам Ге'ю! Итак, вы отправляетесь к системе Су'рья.
Гоэрлл был осведомлён о планах переселения и ожидал любого решения, но отправится туда было безумием!
Звезда Сурья была на краю Мира. Даже свет терялся в том забытом праОтцами уголке. Из одиннадцати планет для жизни пригодны только две. Выбор небольшой, но благодаря настойчивости Отца им достанется бо'льшая из двух и более молодая планета. Но радость омрачало одно - расстояние.
- Отец! Даже от Дрогдема туда добираться сотни лет! Пройдёт несколько поколений прежде чем мы достигнем цели.
- Раньше Гоэрлл, намного раньше! Дрогдэмцы позаботились об этом. За одиннадцатой планетой установлен криокруг, а от него пара месяцев пути до нового дома.
Эта новость вселила надежду Гоэрллу на то, что и Отец отправится с ними:
- Значит и ты с нами?!
- Нет, мой друг... Я останусь на Дофтэмии. Мы с ней будем ждать, когда Прана, - он снова взглянул на неё, - сделает свой последний вдох и примет нас в свои объятия... А ждать осталось не так уже и долго. Но, вам надо поторопиться! Пойдём со мной... И Гоэрлл с Отцом направился к двери, в углу зала. За ней хранилась Колыбель Дофтэмии - её история, тайны и знания всех поколений.
- Теперь слушай и запоминай. Это непременное условие Совета! И ты должен будешь выполнить его точно и беспрекословно!..

... - Вот и всё... Тебе пора!
Перед самым выходом Гоэрлл остановился и, повернувшись, спросил:
- Только один вопрос, Отец... Позволь мне узнать твоё Имя.
Отбор будущего Отца Дофтэмии для подготовки и учёбы происходил ещё в детстве. Имя при этом стиралось из всех документов. Оставалось оно только в памяти самого претендента.
- Я уже и забыл его... Зачем оно тебе?
- Мы должны знать и помнить последнего правителя Дофтэмии!
В глазах старика красными искорками мелькнули слёзы:
- Эллоим... Прощай, мой друг!
- Прощай, Эллоим! - ответил Гоэрлл и исчез в темноте коридора.

Когда врата дворца закрылись за Гоэрллом, собравшиеся на площади дофтэмияне вытянули руку с выставленной вперёд ладонью и склонили головы - жест, приветствующий Отца. Нового Отца...

Сурья смотрела на него еле заметным светом, а он смотрел на неё недоверчиво: что ждёт их там, какая жизнь? - вопросы терзали Гоэрлла.
Звезда росла, становилась ярче. Вот и промелькнул
"законсервированный" Советом красный Ангарак.
На исходе второго месяца перед глазами Гоэрлла предстала удивительная картина. Голубая Гея освещенная яркими лучами Сурьи.
"Ярко! Точно Ярило из легенд Дофтэмии" - подумал Гоэрлл жмуря глаза от непревычного, давно забытого белого света.

По прибытию на Гею, Гоэрлл разумно решил поселить дофтэмиян в центре самого большого материка окружённого и испещрённого многими водами, но оставалось одно дело которое он должен был завершить.
Повинуясь воли Отца и условию Совета он спрятал Колыбель в тайном месте, подальше от глаз будущих поколений.
Вернувшись к поселенцам, Гоэрлл набрал на пульте главного транспортёра одинаковые координаты для всех кораблей и включив запуск двигателей покинул корабль. Стая межпланетных ковчегов с рёвом взмыла в небо к последнему своему пункту назначения. К звезде Сурья...
- Вот теперь всё, Эллоим... Последняя твоя воля исполнена, Отец, - прошептал Гоэрлл и взглянув последний раз на удаляющиеся корабли побрёл к поселению, к своему новому дому.

В тот самый момент когда Сурья заключала в свои объятия корабли, на другом конце Вселенной Прана вдохнула в себя Дофтэмию и улыбающегося Эллоима. А затем сделав свой последний выдох погасла навсегда...

***

-Доброе утро! Как спалось, путешественник? - раздался голос как раз в тот момент, когда во сне Прана погасла. Еле сфокусировал взгляд...
На кресле, около моего стола сидел Къёкэн и пил чай, приготовленый мной на бессонную ночь, наливая его из термоса.
- Готов..? - спросил Къёкэн, с выжидающим моего ответа выражением лица.
- К чему? - не понял я спросонья вопроса.
- К чудесам, мой друг... К чудесам!
- Вот так сразу? Не, я так не могу... Я должен принять ва-а-нну, выпить чашечку ко-о-фэ, - попытался пошутить я.
- Кофе у тебя нет, я искал... А вот чай закончился, - макая палец в чашку с чаем подытожил Къёкэн.
- Весь чай выдул?! - заглянул я в термос.
- Ты же знаешь, я обожаю твой чай!
Ох и хитрец! Я знал: он не льстит. Нет у него этой поганной человеческой чёрточки. А чай, я и вправду завариваю отменно.
Нарочито грустным взглядом покосился в его чашку.
- Даже и не думай! - выпалил Къёкэн и в секунду впитал весь чай, стряхнув с пальца чаинки в чашку.
- Пойду заварю себе свежий... - вздохнул я.
- Вот это правильно! А мне покрепче... - добавил Къёкэн, плавно подвёл ладонь под висящий над магнитами Кристалл и зажал его в кулаке.

Когда все утренние процедуры были выполнены, я обратился к Къёкэну:
- Ну, давай свои чудеса.
Он протянул мне футляр, формой напоминавший крионик:
- Открой...
Я ожидал увидеть на футляре какой-нибудь секретный или сенсорный замок, но всё оказалось проще, по земному.
Обыкновенная защелка с кнопочкой, на которую я и нажал. Крышка откинулась мягко как подкассетник на магнитофоне. Зато внутри футляра всё было согласно внеземным технологиям.
Матовое, силовое поле с мерцающим пятнышком размером с подушечку пальца руки.
- Приложи палец и подержи две секунды.
Я приложил. Упругая, но поддающаяся сильному давлению поверхность поля была с мелкой вибрацией щикотящей палец. Мигнули две короткие вспышки и поле исчезло.
- Итак, крионик твой. И только для тебя одного! Достань его и приложи к руке.
Медленно, как будто боясь сломать его, я вынул крионик из футляра и приложил к предплечью...
Тысячи мелких иголочек не больно пронзили руку. Она враз онемела как будто я отлежал её. Ноги стали ватными и неподвластными мне. Я сел на пол, меня лихорадило. Бросало то в жар, то в холод! Умоляюще я взглянул на Къёкэна. Он даже не шелохнулся:
- Это нормально. Идёт взаимосвязь прибора с клетками организма и нервными окончаниями. Адаптация... - только и сказал он.
Внезапно все неприятные ощущения прошли. Появилась лёгкость во всём теле.
Я воспарил, в прямом смысле слова! Но, ногами к потолку. Кровь прильнула к голове. Я схватился за люстру в слабой надежде, что она удержит меня в случае падения. Къёкэн закатился смехом! Злость охватила меня. С большим удовольствием в этот момент я бы дал ему в ухо, - за такие чудеса без предупреждения! - если бы оно у него было.
Мысль ещё не покинула голову, как меня что-то дёрнуло с потолка и я очутился рядом с ним, "нос к носу" с его большими, добрыми глазами. По детски невинно, моргнув пару раз мигательными перепонками, он спросил:
- Чайку'..?
Ну как на такого сердится! Теперь уже и я не удержался от смеха. Страх сменился необъяснимым чувством... Чувством вкуса неизведанного.
- А её мы потом починим... -Къёкэн скосил взгляд на качающуюся, на одном проводке люстру.

День я потратил на тренировку равновесия. Задача стояла передо мной не простая: оставаться в правильном вертикальном положении и в тоже время передвигаться в пространстве комнат, не косаясь ногами пола и не пробивая потолок головой.
Уже к вечеру я сносно владел приёмами управления криоником и контролем своих мыслей и чувств.
Три разбитых цветочных горшка, вырванная "с корнем" дверка антресоли и почти оторванная от потолка люстра - небольшая плата за обещанные Къёкэном чудеса!..

... - Давно живёшь на Иссык-куле? - спросил Къёкэн.
- Давно. Лет 30 уже, - ответил я. - А что?
- Да так... У нас давно свой интерес к нему, очень давно. Если бы ты только знал, сколько тайн оно скрывает!
- Ну про некоторые я наслышен. Например про древнюю крепость ушедшую под воду, легенду про могилу апостола Матфея где-то на берегу, но которую так и не нашли, - при этих словах Къёкэн улыбнулся, - постоянно меняющиеся белые полосы и пятна на воде... Да много всяких загадок. Но все ответы на тайны одному Богу известны. А ты, давно здесь отдыхаешь? - спросил я Къёкэна в свою очередь.
- Отдыхаю?! Я здесь, мой друг, работаю. Еще на заре человечества мы облюбовали озеро как хранилище...
- Хранилище чего?!
- Да вот всех этих ваших тайн и загадок.
- Вот бы одним глазком взглянуть на них... - мечтательно произнёс я.
- Ну раз так, тогда завтра приглашаю тебя на подводную прогулку. Взглянешь на одну тайну своими глазами.

Ранним утром, ещё до восхода солнца, мы уже пересекали озеро, паря' в полуметре от его зеркальной спокойной глади.
- А насчёт могилы Матфея... - вдруг нарушил утреннюю тишину Къёкэн, - так её не там искали.
- Покажешь?!..

Часть 5

В тот самый момент, когда мы достигли противоположного берега, ступив на него, вспыхнули лучи рассвета.
На берегу нас уже ждали двое субъектов явно земного происхождения.
- Знакомьтесь, - предложил Къёкэн, указав малозаметным движением руки на высокого брюнета, - это Маркус. Он итальянец. Сейсмолог. В нашей группе уже двадцать лет.
Я протянул руку Маркусу:
- Андрей.
- ...и Нароянг-сан, - представил Къёкэн невысокого крепыша с раскосыми глазами и восточно-азиатской внешностью. - Он из Японии. Океанолог. С нами не так долго, семь лет всего.
- Андрей, - мы пожали друг другу руки, одновременно совершив небольшой поклон. Нароянг явно не ожидал такого жеста с моей стороны, даже немного удивился:
- Вы бывали в Японии, Андрей-сан?! - без малейшего акцента, на чистом русском спросил он.
- Никогда.
- Но, тем не менее, ритуал приветствия знаком Вам.
- Японцы частые гости в наших краях. Подсмотрел... - признался я. - А Вы чисто говорите на русском. РУДН..? - спросил я в свою очередь Нароянга. В ответ на мой вопрос Маркус и Нароянг рассмеялись.
- Андрей, Вы видно
недавно пользуетесь криоником? - просмеялся Маркус. Ну конечно, как я мог забыть! Одна из функций крионика - универсальный переводчик! Без него, мы бы не поняли ни одного слова друг друга.
- Сегодня второй день... Ещё не привык к этой игрушке.
- Второй день?! Неужели?! - Маркус с недоверием взглянул на Къёкэна, но тот лишь кивнул головой в знак подтверждения моих слов. - Не плохо! За день освоить "игрушку"? Хм... Весьма не плохо!
- Учитель хороший попался! Сразу в глубину столкнул - выплыву али нет... - но Къёкэн прервал мою хвалебную песнь в его честь:
- Ладно, всё! Надеюсь обмен любезностями закончен? - он обвёл вопросительным взглядом нас троих. - Время не терпит, нам ещё работу делать.
- Не совсем... - в свою очередь перебил я Къёкэна. - Предлагаю перейти на "ты", раз уж вместе работать будем.
Маркус и Нароянг охотно согласились с моим предложением и мы ещё раз пожали друг другу руки.
- Вот и прекрасно! - подытожил я ритуал знакомства и, повернувшись к Къёкэну, добавил:
- Ну, давай, показывай свою тайну.

Подошли к воде. Лёгкая паника проникла в душу и опустившись вниз по телу приковала ноги к песку. Сказать по правде, вода не моя любимая стихия. Купаюсь, плаваю, а глубину больше трёх метров на'дух не переношу.
- В чём дело?! На тебе лица нет! - Нароянг потряс меня за плечо и заглянул мне в глаза. - Ты боишься? Не умеешь плавать?
- Ну, не то что совсем не умею...
- А, ясно! Баттофобия... Уверяю тебя, беспокоиться не о чем - это просто! Навыки дайвера тебе точно не понадобятся.
Я хмыкнул и попытался изобразить на лице подобие улыбки, но видимо мне это не удалось.
- Ну-ну... Закрой глаза и смело вперёд, мы рядом!
Я закрыл глаза и передо мной предстала картина: четыре одетых человека входящие в воду. Со стороны могло показаться, что они решили утопиться в это прекрасное солнечное утро.
- Стойте! - воскликнул я и открыл глаза.
- Что опять не так?!
- А... А дышать то как?!
- На ощупь! - с нотками неудержимого смеха в голосе, но, однако, с серьёзной интонацией сказал Къёкэн. Ответ Къёкэна рассмешил нас всех, а моё паническое состояние немного отпустило меня. Я закрыл глаза, глубоко вдохнул, шагнул в воду и... ничего не почувствовал. Ни прохлады воды, ни мокрой одежды на теле. Прошло несколько минут. Дышалось легко, даже легче чем обычно. Но по ощущениям, я не мог определить - под водой уже или ещё нет.
- Под водой, семь с половиной метров, как уже, - голос Къёкэна раздался совсем рядом. - Может откроешь глаза..? А то ещё немного и потеряешься где-нибудь в глубине.
Страх, оказаться одиноким потеряшкой в чуждой мне среде, перевесил боязнь глубины и я медленно приоткрыл глаза.

Зелёно-синий цвет окружал меня повсюду.
Зелёный - от глубины и обилия водорослей, а синее сияние вокруг меня, излучало магнитное поле крионика. Я находился словно в большом стеклянном шаре, прозрачные стенки которого глубина пыталась раздавить своим давлением. Водоросли, в высоту были больше моего роста и колыхались, как на ветру. Солнечный свет, проникающий через толщу воды, терялся в этих огромных зарослях создавая фантастический пейзаж!
Сделав ещё несколько шагов, я наткнулся на форель... Она стояла вполводы среди водорослей, еле заметно махала хвостом и смотрела на меня в упор, делая вид, что её здесь нет или на крайний случай, что это не она. Я также уставился на неё поражённый её размером - сантиметров восемьдесят в длину! И это при том, что магнитное поле абсолютно не искажало общей картины и размеров обитателей подводного мира.
Осторожно сделал к ней шаг, моя мерцающая сфера привлекла её внимание и из любопытства она ткнулась в неё головой. Но, видимо, ей такое знакомство пришлось не по её рыбьей душе и резко махнув хвостом она вмиг исчезла в глубине озера.
- Хватит забавляться! Мы уже на Краю... Ты видишь нас? - тон Къёкэна был серьёзен. Недалеко от меня, нечётко просматривались три сферы мерцающие синим цветом:
- Да, вижу! Всё, иду к вам.

И я направился к Краю...

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Пт 03 Ноя, 2023 18:42 Ответить с цитатойВернуться к началу

Заросли водорослей на песчаннике закончились и началось каменистое дно. Несколько камней правильной прямоугольной формы лежали друг за другом по прямой линии, словно показывая путникам подводную дорогу к Краю.
Край... Край чего? Вчера я задал этот вопрос Къёкэну.

... - Вот бы одним глазком взглянуть на них, - мечтательно произнёс я.
- Ну раз так, тогда приглашаю тебя завтра на подводную прогулку. Взглянешь на одну тайну своими глазами.
- А подробнее о твоей тайне узнать можно?
- Подробнее сам увидишь! Вот дойдём до Края, там и будет моя тайна.
- До Края? Края чего? Это что вообще такое?
- Когда ещё не существовало наших с тобой миров, даже Дофтэмии, Край уже был. Это место, где не было ни времени ни света, но была и есть Тайна!
Однако, Разум решил раздвинуть границы Края и теперь никому, никогда не добраться до него, что бы взглянуть на эту Тайну!
- Ты хочешь сказать, что такой же Край есть и у нас, в нашем озере?
Къёкэн улыбнулся:
- Это всего лишь легенда. Этакий символ... Но места в которых есть тайна мы издревле называем Краями...

Они стояли на большой гранитной плите за которой была бездна. Ну, если можно назвать глубину в семьсот метров бездной. Хотя, для меня она таковой на тот момент и являлась. Отвесная стена обрыва уходила куда-то туда, в глубину подводного космоса. Темнота этой глубины пугала и в то же время завораживала своей тайной.
- Готов? - спросил
Къёкэн, повернувшись ко мне. Его образ был чёток, но очертания колебались, как отражение в воде.
- Что мне делать?
- Ничего особенного... Главное, держись рядом и не отставай! - предупредил он и плавно двинулся вперёд, мы следом за ним.

Земля ушла из-под ног, к горлу подкатила лёгкая тошнота. Но защитная функция крионика сработала моментально - порция чистого кислорода наполнила мои лёгкие. Тошнота разом отступила, а в голову ударила лёгкая эйфория.
Сфера Къёкэна замедлила движение; остановилась, будто Къёкэн о чём-то задумался; несколько секунд повисела в подводном пространстве и начала погружение в глубину. Вслед за ним, повторяя его траекторию начали погружение и наши сферы.
Хоть и в глубину, хоть и в воде, но чувство быстрого спуска приятно обволокло всё тело начиная с ног и до груди, перехватив в нeй дыхание...

...Вы пользовались когда-нибудь скоростным лифтом? О, эти первые мгновения начала движения вниз! А это волшебное чувство невесомости в свободном падении?! Пусть не полной и даже не долгой, но всё же невесомости!..

Темнота вокруг меня сгущалась с каждой секундой погружения. Но пропорционально этому увеличивалось свечение сферы, делая пространство вокруг меня более светлее и дружелюбно-приветственнее. Пару раз мной овладевала фобия и крионик спасал меня, подымая, почти к самой поверхности озера.

- Андрей, обернись... Посмотри, тебе это будет интересно! - Нароянг был напротив меня и указывал на что-то за моей спиной. Повернувшись вокруг своей оси я оказался лицом к гранитной стене, вдоль которой проходило наше погружение.
Да, такого зрелища я никогда прежде не видел!
Искровые дуги, подобные тем, как у статического светильника расползались по стене во все стороны, как "огненные" змеи! Казалось, что они вгрызались в гранит, проедая его толщу и сделав "червоточину" вновь вырывались наружу. Несколько "змей" бросились на протянутую к ним руку, но поле защитило её от их электрических "укусов".
- Железо в граните - причина всему, - проснулся в Нароянге учёный. - Мощное намагничивание слоёв, плюс резкая смена полюсов в сотые доли секунды и вот результат! ...А обрати внимание на цвета'! Уж который раз вижу такое, но никак не привыкну. Невероятные краски! - закончил речь уже художник.
Синие сияние поля действительно волшебно влияло на гранит. Красные глыбы с белыми прожилками, серые - с зелёными при освещении им меняли свои цвета на диаметрально противоположные, переливались и наполнялись невиданными оттенками.

- Андрей! - выдернул меня из гипноза Нароянг. - На это можно смотреть вечно, но... Надо спешить.
Уже почти развернувшись от стены, я краем глаза заметил в ней проём. Небольшой, но на первый взгляд достаточно широкий, проплыть вовнутрь можно.
"На обратном пути загляну..." - и тут же сам удивился своей мысли.- "А я вхожу в раж! Всё-таки прав был Кусто' - стоит один раз заглянуть в глубину и ты посвятишь этому всю свою жизнь..."

"Интересно, а мы на какой глубине уже?"
- А, Къёкэн? - спросил уже вслух.
- Включи параметры и узнаешь.
- Параметры?
Внезапно в верхней половине сферы появились данные нашего путешествия: координаты до секунды, ориентир относительно севера, скорость погружения и глубина в метрах, химический состав среды и даже подводный ланшафд в 3D...
- Ого! Мы уже на стосорокометровой глубине! Северо-восток... А под нами какое-то...
- Не "какое-то", а цель нашего визита.

Къёкэн и Маркус остановились, дожидаясь меня с Нароянгом.
Четыре сферы замерли над большим плато', которым заканчивалась гранитная стена.
- Ждите здесь. Я дам знать, когда открою вход.
Сфера Къёкэна начала спуск к плато.
Внезапно внизу появился такой же синий свет, исходящий откуда то из-под плато, и ультразвук резанул слух. Он то становился низким, давя на уши, то повышался до такой степени, что казалось протыкал мозг иглой. Сфера Къёкэна реагировала на этот свет и звук по своему: она пульсировала, уменьшаясь и увеличиваясь в размерах, в такт сердцебиения и меняла свечение с синего на красный. На последок сфера Къёкэна и плато обменялись короткими световыми сигналами наподобие азбуки Морзе - "ти-ти-тии. тии-ти-тии..."
Не прошло и двух минут, как всё прекратилось также внезапно, как и началось.
- Вход разблокировал. Спускайтесь!

Отметка глубины остановилась на цифре "154", а мы почти на дне. Далее оно становилось положе, но также продолжало уходить в глубину. Къёкэн смотрел прямо перед собой. Я развернулся в том же направлении. Передо мной была такая же непреметная гранитная стена, какая была и сверху плато. Недоумённо я взглянул на Къёкэна.
- Туда смотри... - не глядя на меня кивнул Къёкэн на стену. Не маленький по размеру кусок стены с шипением отодвинулся в сторону.
Плато оказалось всего лишь навсего козырьком под которым располагался высокий, метров пять, и широкий, метров семь, скрытый от посторонних глаз, массивной отодвигающейся плитой, проём в стене.

От предвкушения развязки приятно перехватило дыхание. Не дожидаясь приглашения и не встретив противления со стороны присутствующих, я рванул к чернеющему входу! Свет выхватил из темноты пазы' проёма, гладкие серые каменные стены и пол. Внутреннее пространство осветилось полностью и я увидел...

Часть 6

...пустоту!
Внутри небыло ничего.
- Это саркофаг, в котором на протяжении семи столетий хранился малый беспилотный разведовательный корабль дрогдемцев.
- Нароянг, а ты откуда знаешь? Уже был здесь?
- Нет. Однако, я бывал там где хранится большой корабль.
- И насколько большой?
- Точно не скажу... Но, вот представь этот вход, раз в пять больше.
Я присвистнул удивлённо, но, как ни старался, а воображение так и не дало мне ни единого шанса представить это.
- И где же такую махину хранят, если не секрет?
- У берегов моей родной Японии...
- Неужто в..?
- В ней самой! Только там действующие корабли Галактической Группы недоступны для наших подводных аппаратов.
- Ты сказал корабли?!
Но мой вопрос остался без ответа. Возможно, Нароянг и так рассказал слишком много.
"Да, сам аппарат бы увидеть... Жаль..."
Думаете вверх взяло разочарование? Отнюдь! Такое строение на суше то не увидишь, а тут под водой, да ещё и на такой глубине.

Прошёлся по залу, провёл рукой по стенам: сухие, холодные, гладкие, без трещин.
"Странно, как будто не настоящие..."
- Конечно! Ваш естественный материал не годился для изготовления саркофага. Пришлось использовать наш: он не реактивен к магнитным полям в водной среде, - Къёкэн стоял возле входа, скрестив руки на груди. С противоположной стороны, из самой глубины саркофага в разговор включился Маркус:
- Кстати, такой природный материал присутствует и в нашей вулканической магме, но его количество столь мало, что для изготовления поверхности одного этого помещения, - он обвёл рукой по кругу, - потребовалось бы... лет десять непрерывного извержения крупного вулкана.
Экскурс в историю создания подобных сооружений был беспорно мне интересен, но не ради этого я здесь:
- Но всё-таки, куда подевался корабль отсюда?
Къёкэн будто ждал этого вопроса:
- В 1966 году его эвакуировали.
- А причина?
- Этот саркофаг, во время Кеминского землетрясения, в 1911 году был повреждён. Аппарат автоматически был уничтожен. Так запрограммировано, на случай несанкционированного доступа, то есть взлома. Вот защита и приняла - трещину в стене за попытку проникновения... - Къёкэн проплыл на середину помещения, завёл руки за спину и на секунду задумался. - ...Затем саркофаг восстановили, перепрограммировали, поместили другой "беспилотник" и закрыли вход.
- А в 1966 году, что же произошло? - не удержался я от вопроса. - Снова землетрясение?
- Ещё какое! Но не здесь... Было предположение о сильных толчках в конце апреля, до 9 баллов, а в июле планировался первый в истории землян открытый контакт с представителями Галактической Группы. Тогда Совет и решил: убрать с вашей планеты большинство беспилотных кораблей - в основном с сейсмических зон и населённых районов. Вот так и опустел этот саркофаг, также, как на Байкале, Балтике и много где ещё... В общей сложности, в том же году было убрано с озер и морей Земли около двухсот аппаратов.
- Жаль... А я уже размечтался, думал: эх, прокачусь с ветерком, отдыхающих погоняю!
- Разочарован?
В глазах Къёкэна мелькнули лукавые искорки.
- Ты же знаешь, что ни капельки!
В голове прошумел голос Къёкэна:
"Знаю, мой друг, знаю!"
- Нам пора... Поднимайтесь наверх. Я немного задержусь...
- Къёкэн, можно осколок какой-нибудь на память, а? - очнулся я вдруг, подумав, что неплохо было бы и на память что-нибудь прихватить. Осмотревшись по сторонам, не обнаружил ни единного камушка:
- Всё подчистили! Вот чистюли! Давай хоть от стены отколю, что ли...
- На что он тебе? Ты в минералах разбираешься?!
- Абсолютно - нет! В музей отдам, там разберутся.
- Давай, откалывай! А мы посмотрим, как это тебе удастся! - Къёкэн нарочито иронично изобразил нескрываемый интерес к предстоящему шоу. Я понял, что он не шутит насчет моих слабеньких силёнок по отношению к иноземному материалу. Грустно взглянув в последний раз на стены, я махнул рукой:
- Да и не больно хотелось-то! Уу, жадины! - и выплыл наружу. Истерический смех за спиной разорвал тишину глубины...

Спустя некоторое время взади раздалось шипение:
"Ну, вот и закрылась шкатулка с секретом... Одной тайной, для меня, стало меньше. Не совсем то, конечно... Но мне понравилось!!!"

Светлеет, гладь озера всё ближе, а темнота глубины всё дальше.
И вы не поверите - грусть охватила меня, да такая щемящая! И непонятная...
Но приблизившись почти к самой поверхности, я уже знал чем займусь на досуге этим летом.

Через десять минут после нашего подъёма появился Къёкэн. Он сверил и передал какую-то информацию, в которую я не вникал, со своего крионика в крионик Маркуса и Нароянга.
Закончив дело, мы распрощались:
- Думаю, ещё увидимся и очень скоро!
- Уверен, Маркус! Теперь уж Къёкэну придётся показать мне Италию, - я повернулся к Нароянгу, - и Японию тоже! До встречи, други!

Нароянг и Маркус исчезли. Я повернулся к Къёкэну:
- Землетрясение - понятно, но ты так и не сказал, что же произошло в 1966 году такого, что нарушило план Совета?
- Вьетнам.

Дома, раслабившись от напряжённого дня и вкушая свежезаваренный крепкий чай с мятой, Къёкэн спросил:
- На счёт экспоната в ваш музей, ты это серьёзно?
- Вполне! Почему бы и нет? Там столько интересного. Конечно, я понимаю, что кусочек стены саркофага для простого, не учёного, человека - всё равно, что придорожный булыжник...
- Ну и ладно! Не переживай.
Къёкэн похлопал меня по плечу и наклонившись ко мне ближе, заговорчески произнёс:
- Я тебе такие места в озере покажу - за-ка-чаешься! Весь музей обставишь экспонатами.

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Пн 06 Ноя, 2023 18:19 Ответить с цитатойВернуться к началу

Часть 7

Сентябрь, 2011 год.

Итак, я проводил всё своё свободное время лета, как и замыслил - в воде. Точнее будет сказать - под водой.
Сто восемьдесят километров длины, шестьдесят - ширины и семьсот метров глубины казались безграничным объёмом для исследования озера за один месяц. Но подводные прогулки так увлекли, что, я и не заметил, как пролетело почти всё лето.
Сколько километров я накрутил за это время на километражный счётчик крионика уже не помню. Одних только каменных стен, из гладко вытесанных глыб, которые я облазил вдоль и поперёк хватило бы окружить Чолпон-ату.
"Стены затонувшего города? Значит где-то рядом развалины крепости Тимура..."
Проплывая мимо стены, меня заинтересовали полуразмытые холмы, явственно выступающие посреди относительно ровного дна. Некоторые из них были сложены из камней, а другие - из спресованного веками песчанника. И те и другие были заилины, а их поверхность покрыта сплошными зарослями водорослей.
"Курганы? Но почему внутри стен? Это же город..."
Чем дальше углублялся в курганник, тем больше возникало вопросов. В конце концов, решил: "Оставлю вопросы Къёкэну... Он-то, точно знает. Не зря же подсказал мне это место."
Не доплыв немного до северо-восточного берега озера (глубина - двадцать метров), наткнулся на обломки глинянных чаш и амфор, ржавые останки ножей и наконечников стрел, монеты различной формы - от квадратных до шестигранных.
Глиняная посуда не представляла для меня интереса, но пару-тройку наконечников и монет я взял. Больше брать не стал - избыточность находок снизила бы их ценность.
Я уже было закончил поиски и собирался двинуть в обратный путь домой, но что-то остановило меня. Включив функцию эхолота и металлоискателя, крионик явно определил на глубине полуметра в толще песка металлический предмет похожий на бутылку.

При контакте с полем крионика песок искрил, но при прикосновении к нему руками оказывался сухим и терял свои искрообразующии свойства. Ещё в саркофаге, я заметил способность поля обезвоживать поверхность предмета.
Копать было не труднее чем в песочнице. И вот рука коснулась чего-то гладкого. Через осыпающийся обратно в яму песок просматривался продолговатый предмет светло-зелёного цвета. Немного расширив по длине яму и счистив осыпавшийся песок я увидел... кувшин.
Тонкое длинное горлышко, без ручки, утолщение возле донышка с
своеобразным орнаментом. Он скорее напоминал вазу для одного, максимум - трёх стеблей цветов. И если наконечники, монеты и ножи есть в музее, то, такого предмета нет. Это я знал доподлинно!
3авернув находку в рубашку, я повернул к дому.

- Ну, как дела? - встретил меня Къёкэн, бродя по берегу, по щиколотку в воде. - Вода - прелесть! - заметил он между прочим. В руке он крутил шестигранную монету из белого металла.
- Особенно вечером, как парное! - поддержал я его, откровенно пялясь на монету.
- Извини, это тебе! Серебро, пятый век до вашей эры.
- А сразу дать, не гоняя меня под водой, нельзя было?
- Зачем? Разве ты только их искал? По лицу вижу - нашёл что-то... этакое!
"Ага! По лицу! Как же..!" - я достал из кармана такую же по форме монету, но чёрную от времени и воды.
- Значит ты видел курганы? - вопросительно-утвердительно спросил Къёкэн.
- Конечно! - я протянул ему рубашку с завернутой в ней находкой. - И вопросов к тебе накопилось немало.
Къёкэн развернул сверток, бережно взял кувшин в руки и сел на песок возле самой кромки воды...

- 2600 лет назад, разные племена сошлись в битве за плодородные земли высокогорного рая. Тридцатидневная битва не принесла победы никому. В итоге: оставшиеся в живых вторгшиеся войны и население города решили вместе оставить эти земли, чтобы впредь не было распрей. А всех погибших похоронили, не разделяя по племенам в самом городе. Как последних жителей...
Удар землетрясения обвалил долину и потоки воды из горных озёр затопили её.

- Интересная легенда...
- Почему легенда? - показалось, что Къёкэн даже обиделся на моё неверие. - Всё произошло при нашем присутствии и записанно в нашей и вашей истории.
Ну всё, хватит отдыхать, пора и делом заняться! Завтра отправляемся в одно место - возникли опасливые вопросы у геологов.
- Хорошо, Къёкэн, но сегодня луна, полная. Столько времени пронырял, а ночь под водой ещё не видел... До завтра? - Къёкэн кивнул, а я нырнул в глубину.

Странная игра ряби на поверхности воды, в свете полной луны с колыханиями водорослей были ошеломляющим спектаклем! Призраки древних войнов-саков и усуней - жителей затонувшего города Чигу, водили вокруг меня странные боевые и ритуальные танцы; обитатели монастыря, также нашедшего свой последний приют в глубине вод, распевали молитвы на неведомом мне языке...
И только "железный хромец" Тимур, восседал величаво и неподвижно на своём троне, молча смотрел на меня и ухмылялся чему-то, ведомому только ему одному.

А кувшин... Или всё-таки ваза? Незнаю, но после 3200 лет забытия, она заняла своё место в нашем музее, где
***

Я нежился на тёплом песке под ласковыми, уже не обжигающими лучами сентябрьского солнца. Будучи всё ещё под впечатлением от проведенной под водой ночи, хотелось уснуть и ещё раз окунуться во сне в эти необычные ощущения. Куда-то мчаться по тревоге всполошившихся геологов не очень-то и хотелось.

- Спишь? Не выспался, что-ли? - донеслось сквозь уже наступающую полудрёму, напрочь обрубая вот-вот начинающийся сон. Неохотно открыл глаза и не поверил, что проснулся.
Маркус?! Потряс головой стряхивая остатки дремоты. Не, ну точно - Маркус!
- А ты какими судьбами здесь?!
- Отправляюсь с вами... А, вот, - заметил, словно опомнившись. - Это тебе Къёкэн собрал, пару бутербродов... - Маркус протянул мне пакет. Без крионика организм требовал естественного подкрепления и заглянув в пакет у меня "засосало под ложечкой" от нехитрой, но аппетитной снеди: ломтики свежего батона были переложены тонкими кусочками ветчины и сыра. А маленький туристический термос в виде бинокля, с двумя колбами, - с кофе и крепким чаем был как нельзя кстати для неодиночного перекуса, и окончательного пробуждения.
Мысленно поблагодарив Къёкэна и в слух Маркуса, после недолгих уговоров оного разделить со мной завтрак, мы принялись за будерброды.

- Это первое твоё перемещение на далёкое расстояние?
- Да это вообще первое! И как далеко нам предстоит лететь?
- На Тибет.
Я представил, как подо мной просятся белоснежные ледяные пики и пока ещё зелёные равнины Тянь-Шаня, пески Кашгарии в пустыне Такла-Макан...
- А в космос заглянем? - вполне серьёзно спросил Маркуса, тем более, что высоты в отличии от глубины, я не боюсь, а даже очень уважаю и приветствую её в любом проявлении.
- Нет, в открытом режиме мы не полетим, - обрубил Маркус одним махом мои мечтания и предвкушения. - Переместимся через криокруг.

Покончив с завтраком, Маркус показал на моём крионике, как вводятся координаты пункта назназначения. В отличии от других функций, эта осуществляется исключительно в ручном режиме, так как координаты имеют секунды, а как я уже говорил - ошибка в секундах будет стоить километровых погрешностей при перемещении.
Первые значения восточной долготы - 97,30'16", ввёл Маркус:
- А остальные сам, и смотри внимательно - не ошибись!
Немного нервничая, что впрочем не помешало мне сконцентрироваться, я ввёл координаты северной широты - 34,54'29". Теперь путешествие через криокруг не казалось лёгкой и безопасной прогулкой, кою представлял себе, когда Къёкэн исчезал в нём.

- Готов к исчезновению?
В горле пересохло, захотелось пить. Горячий кофе не лучшее средство для утоления жажды, но, делать нечего... Сделал пару глотков:
- Эх, жаль Къёкэн пару капель коньяка не догадался капнуть сюда, - кивнул я на термос. Маркус понимающе улыбнулся:
- Вот вернёмся, я тебя итальянским вином угощу.
- Договорились! А я тебя своим, домашним, из тёрна. Пробывал?
- Нет.
- Тебе понравится! С нулевых годов закопано, но ради такого случая - раскопаем!.. Я готов. Что дальше?
- Нажми "активация" и - доброго пути!
Я протянул руку к крионику, глубоко выдохнул и прикоснулся к сенсору.
Первыми начали исчезать ноги. Круг синего цвета вокруг меня, бодобный хула-хупу, поднимался выше, растворяя моё тело в пространстве. Накатила тошнота, в голове зашумело. Когда исчезли плечи дал волю эмоциям - я закричал и последнее, что увидел это вспугнутую моим криком стайку воробьёв из зарослей джирганака.

Часть 8

Многое ли меняется вокруг нас в тот момент когда мы моргаем? Падающии лист и снежинка не успевают за это время упасть на землю. Даже проносящийся над головой сверхзвуковой самолёт не исчезает в этот момент за горизонтом...

Мне показалось, что я просто моргнул... Но голубая гладь озера, желтый мелкий песок - всё исчезло! Передо мной открывался пейзаж, который я видел первый раз в жизни.

- С прибытием! - сквозь шум в голове донёсься голос Къёкэна. - Как ты себя чувствуешь?
Только сейчас я ощутил, что чертовски устал, словно целый день в ручную замешивал бетон.
- Голова не кружится? - неподдельная забота Къёкэна о моём самочувствии добавляла сил. - Ты присядь... Так бывает, особенно в первый раз. Со временем привыкнешь!
Поддерживаемый Къёкэном, я присел на траву. Тошнота проходила и воспринимать окружающую природу становилось легче и приятнее:
- Где это мы?
- В стране Небесных Гор, мой друг! Озеро Орин-Нур - одно из чудеснейших мест на планете! После Иссык-Куля, конечно... - добросердечно схитрил Къёкэн.

Окинув взглядом окружающую меня местность, почувствовал себя словно на другой планете: скалистые утёсы невиданных размеров уносились в высь и скрывались где-то там, за пеленой облаков; густая, неведомая мне растительность покрывала, будто зелёной водой всё пространство у подножий гор... А ручьи, десятки ручьёв, расплавленным серебром текли со сверкающих, ледяными бриллиантами вершин к лежащей внизу чаше озера!

- Къёкэн, это... нечто!
- Согласен! Но это ты ещё у меня дома не был...
Я находился на маленьком скалистом пятачке размером не более пяти метров. Дальше - пропасть.
Я осторожно подошёл к краю и посмотрел вниз.
Сорок метров отвесной скалы заканчивались пологим спуском к озеру, к которому шли три человека: двое высоких несли большой круглый контейнер, а один, меньше ростом, шёл рядом с ними. Фигуру, одежду и походку этого невысокого, я узнал сразу - Маркус. Но, в тех двоих что-то мне показалось неестественным, для моего земного восприятия. Мой разум отказывался признавать в них людей, да и на сопланетников Къёкэна они нисколько не были похожи. Их однотонные серые одежды, плотно закрывающие всё тело с головы до ног, высокий рост, атлетическое телосложение, походка, чуть согнувшись, напоминали мне кого-то из глубин памяти.
- Это нихтерияне. Их миссия на земле немного отличается от нашей, но в общем мы делаем одно дело.
Приглядевшись к ним как следует, вдруг понял кого они мне напоминают:
- Ну прям как наши "йети"! Правда вживую их никто не видел, если не считать те немногочисленные фотографии в не очень хорошем качестве. Да тебе ли не знать об этом! Уверен, что у вас-то найдутся несколько отличных фотографий "снежного человека".
- Зачем?! - искренне удивился Къёкэн. - Я почти каждый день встречаюсь с нихтериянами... Не скрою, дома, в архиве есть голограммы друзей из всей Галактической Группы. Большинство из них, как память... Мы живём много лет, но не вечны... - Къёкэн опустил голову, закрыл глаза и тихо произнёс несколько слов на своём языке. Я впервые услышал его: "нкалк гнакнам магнтэк къетман эллогхкмин..." - щебечущие, немного цокающие звуки чем-то похожи на язык и произношение бушменов Африки. Даже в имени Къёкэна слышатся эти нотки.

- Да причём здесь нихтерияне? Я о неуловимом "йети" говорю! Слыхал небось о таком, а?! - саркастически поддел я Къёкэна.
- Так, я о них и... - он недоумевая осёкся на полуслове и тут же разразился громким смехом. - Ты что, так и не понял?! Я же о них тебе и говорю!

Я впал в лёгкий ступор: то ли мы с Къёкэном не поняли друг друга, то ли он розыгрывает меня:
- Ты хочешь сказать, что нихтерияне и снежный человек, наш снежный человек... - словно боясь, что эта загадка Земли вот-вот
будет разгадана, я сделал акцент на "наш", как будто гордился тем, что такого феномена и во всей вселенной не сыщешь. - ...НАШ земной йети - одни и тот же?!
- Да, одни и те же, - сквозь смех поправил меня Къёкэн. - нихтерияне... Пойдём, спустимся к озеру.

С горы я спускался на автопилоте: мысли о йети-нихтериянах затмили все краски пейзажа.
Сколько разных теорий, догадок, а оказывается загадка веков хранила в себе такое простое объяснение. Сколько ещё на свете секретов недоступных простому обывателю? Мне, например. Но радовало то обстоятельство, что я уже не простой. И за какие такие заслуги это мне?
Вопросы, секреты... По крайней мере на четыре вопроса, будоражащих мой разум с юности, я получил ответы.
Но, остались ещё, как минимум десяток, с которых хотелось бы снять печать таинственности. Очевидно одно: Къёкэн специально не свалил на мою голову все тайны разом - сошедший с ума сотрудник ему не нужен. Я должен был постепенно созревать для понимания, если не всех, то многих непонятных вещей происходящих вокруг меня.
Ну, что же, время пришло, да и осень на дворе - пора собирать ответы на созревшие вопросы!

Осознанность включилась на подходе к Орин-Нур. Нихтерияне стояли на берегу и оживлённо о чём-то переговаривались. Казалось, наше присутствие, особенно мой взгляд которым я буквально впился в их лица, не мешало беседе. Маркуса с ними не было.
- Что у вас случилось? - поинтересовался Къёкэн.
- Придётся посетить ещё Теринам, - перевёл крионик ответ одного из "йети". - Установим и там сейсмотроник. Активность растёт быстрее, чем мы ожидали! Ближайшие два-три года здесь возможны восемь баллов...
Второй нихтериянин сохранял полное безмолвие, не участвовал в разговоре и смотрел на гладь озера. Казалось, его даже не интересовали проблемы нашей матушки-Земли.

Тем временем, я продолжал рассматривать нихтериянина: большая голова с широкими выдающимися вперёд скулами; большие одинаковые по форме серо-матовые зубы без намёка на "резцы" и "клыки"; уши, немного больше наших и непропорционально маленькие, к размеру головы; красивые белые глаза. Но, тёмные круги волосяного покрова вокруг глаз делали их большими и зловещими. Всё его тело, состоящее из сплошных бугров мышц, было покрыто гладкой и мелкой шерстью, которую вначале я принял за одежду...
А в остальном он не отличался от землянина - две руки, две ноги, а посередине... развитый поясничный отдел, позволяющий без труда разворачивать тело на сто двадцать градусов влево или вправо, не меняя положения ног.

Я так увлёкся телосложением йети, что и не сразу заметил, что он в свою очередь также разглядывает меня, но без всякого интереса и с нескрываемым раздражением:
- Он что, в первый раз нас видит? - поинтересовался он у Къёкэна.

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Местный житель
Старейшина

   

Зарегистрирован: 22.10.2014
Сообщения: 1305
Откуда: КР И-К Ч-А

СообщениеДобавлено: Пт 17 Ноя, 2023 18:57 Ответить с цитатойВернуться к началу

- Не совсем... Но, вот так, воочию - да. Недавно в Группе.
- Ну что, знакомиться будем? - тяжёлая "лапа" нихтериянина легла мне на плечо. Его глаза сверлили моё нутро, под лопатками кольнуло - не больно, но, неприятно. В висках заломило, словно мозг в голове медленно начал плавиться, а затем вспыхнул огнём...

Часть 9

Огонь! Он везде! Обширные территории тайги были охвачены пожаром. Языки пламени лизывали меня со всех сторон. Я в самом эпицентре огненного смерча. Горели какие-то строения... Сквозь дым еле различимы убегающие из этого ада силуэты и вертикально взмывающие ввысь летательные аппараты.
Крики, стоны, вой и тела... Десятки, сотни, тысячи обгоревших тел. А запах горелого мяса и палённой шерсти выворачивал мой желудок на изнанку. Дышать становилось всё труднее - расскалённый воздух медленно, клетку за клеткой выжигал меня изнутри. Казалось даже, что при каждом вдохе и выдохе, лёгкие хрустели хорошо прожаренной корочкой. Пламя охватило меня, кожа пузырилась и слезала ошмётками. Последнее, что я увидел сквозь плотный смог и огонь - яркая, молнееносная вспышка в небе, испарившая всё вокруг и ослепившая меня до абсолютной тьмы...

Я лежал на песчаннике, почти у кромки берега в позе зародыша, - мой разум подсознательно искал защиты от внешнего мира. Я с трудом воспринимал всю действительность, но чувствовал, как тело бъётся в остаточных конвульсиях. Меня мутило, а привкус рвоты во рту вызывал повторные рефлексы.
Къёкэн хлестал меня по щекам, но боли я не чувствовал. Он с тревогой вглядывался в моё лицо. Его синие глаза заполонили собой всё пространство вокруг.
- ...ы ...шишь ...еня?! - голос доносился глухо, отрывисто, откуда-то из далека и с удивительной задержкой. Губы зашевелились - он что-то сказал, но звук дошел через секунды:
- ...ыши ...лубже... Потерпи, - успокаивал он, одевая на мою руку креоник, - сейчас легче будет!
"Будто гром после молнии..." - отрешённо от происходящего пронеслось в голове.
Внезапно, словно ком подкатил к горлу, дышать стало тяжело и я сдерживая тошноту пополз к воде. Но, окунуться в её прохладу мне так и не удалось - в этот момент крионик включил режим защиты организма от внешней среды: увеличил поступление в лёгкие чистого кислорода. Сознание поплыло и я отключился...

Проспал около часа, но чувствовал себя - будто отдыхал сутки: тошнота прошла, словно её и не было, голова была свежа, а тело буквально налилось силой.
Развесистые ветви арчи, под которую меня уложили, видимо после потери сознания, заботливо прикрывали от высокогорного полуденного солнца. Крионик был отключен - прохладные волны лёгкого ветерка приятно накатывали на тело.
Что произошло часом ранее, я помнил смутно, но кадры огненного смерча отчётливо отпечатались в памяти.
Къёкэн и нихтерияне сидели неподалёку, и обсуждали недавнее событие. Из их разговора я не понимал ни буквы, но бурная интонация в речи моего нового знакомого "йети" давала понять, что он немало удивлён произошедшим, как и я увиденным.
Прояснить этот вопрос, пока свежи ощущения и воспоминания, несомненно надо и я подключился к разговору:
- Что это было-то, а, Къёкэн? - они разом замолчали и повернулись в мою сторону, явно не ожидая моего скорого прихода в сознание. - Я, может быть, чего-то не понимаю, но странный способ знакомства - ты не находишь?
- Поверишь ли - они сами в недоумении! Их способность считывать информацию с головного мозга всегда считалась безопасной для оппонента. Но в этот раз произошёл сбой в обменно-информационном потоке.
- Ясно. Значит, вместо того, чтобы он увидел моё прошлое, я увидел наше будущее? Правильно тебя понял? - приподнялся я на локтях.
- Не совсем...
- Они в непонятках - это ладно, но ты..?! Ты что-то знаешь, по лицу вижу! Давай рассказывай, а то как-то не уютно мне от всякого рода недомолвок.
- Всё просто, - Къёкэн развернулся ко мне полностью, - при контакте, ты непонятным образом взломал его мозговую защиту, так что не он "прочитал" тебя, а ты его. Увидел их прошлое...

Я поднялся врост и уткнулся головой в ветви дерева. С наслаждением вдохнул аромат хвои, приводя мысли в порядок:
- Ну и... Выкладывай всё как есть.
Выдержав паузу, Къёкэн ответил:
- Андрей, прости... Твой визит сюда был спланирован заранее, специально, для встречи с ними, - посмотрел он на нихтериян, - и этого эксперимента.
- Для эксперимента, говоришь? Ну-ну! - рванул я ветку арчи. Пальцы обожгло. Сжав кулак, я прошёл мимо них и направился к берегу.
- Да подожди ты! Это надо было проверить! Пойми, это и для тебя важно! Слышишь?!.. Андрей!..
Но я уже ничего не хотел слышать - обида затуманила все крики и доводы Къёкэна.

Из озера навстречу вышел Маркус.
- Как тут у вас дела? - но, увидев моё "невдуховое" настроение, тут же добавил:
- Что произошло?
- Да так, ничего особенного. С этими двумя познакомился... - махнул я жестом автостопера за спину, набрал команду на крионике: "вернуться в точку отправления" и вступил в криокруг...
***

Уже спустя полдня, ближе к вечеру, задумался, а не опрометчиво ли я поступил? Разум просветлел и на свет, сквозь туман злости проявлялись мелкие, чуть заметные черточки понимания моей неправоты. Может надо было, всё-таки задвинуть гордость куда подальше и выслушать Къёкэна? Ведь не зря же задумывался этот эксперимент. Очевидно одно - зла мне причинить он точно не хотел. Несмотря на мою быструю отходчивость (вот черта'! Не могу долго держать злобу и обиду, даже на врагов! Хотя, у меня и врагов-то нет), нотки сомнений, еле слышно, но играют свой реквием здравому рассудку: но, ведь предупредить-то мог?! А, если не мог? Может в этом и заключалась чистота эксперимента: не нарушить процесс посторонними сомнениями, ожиданием чего-либо от него, спокойным состоянием разума и чувств? Вспыльчивость - плохой помощник. Ведь Къёкэн хотел разобраться в этом не понятном, в том числе и для него, деле. Да и в конце концов, мне бы это не помешало - узнать о том видении: что это было, когда, где?

Окончательно придя к выводу, что неправильно, как не крути, я повёл себя с Къёкэном, решил встретится с ним сегодня же. Но, была одна загвоздка - где он в данный момент находится, я не знал. Вряд ли ещё на озёрах Тибета. А искать наобум человека во Вселенной это труднее, чем чёрную кошку в тёмной комнате. Её хоть позвать можно.
Позвать... Именно, позвать! Отправить сообщение или, на крайний случай, сигнал. Я достал крионик из футляра, надел на руку и включил поиск. Первый же запрос не обрадовал результатом: Къёкэна на ближайшем в округе миллионе километров не наблюдалось. Какое-то чувство обеспокоенности поселилось в душе. Разные мысли полезли в голову: может он отправился домой, на Дрогдем? Или же "благодаря" моему мальчишескому поведение теперь он изменит своё решение относительно моего пребывания в его группе? А может, я неправильно вёл поиск по крионику? Чем больше перебирал варианты, тем сильнее росло чувство страха.
Нет, потерять сотрудничество с ГГ и лишиться всех дальнейших приключений меня не страшили - чёрт с ней, с этой работой! А, вот потеря дружбы с Къёкэном казалась непоправимой и непростительной ошибкой, о которой я буду сожалеть всю свою жизнь. Если, конечно буду помнить всё произошедшее со мной за последний год.
Ну, всё, хватит заниматься самобичеванием - отдаю свою судьбу на волю и решение Высших Сил, а там, что будет, то будет.

Второй запрос содержал сообщение для Къёкэна: я попросил у него прощения за свою несдержанность и просьбу связаться со мной при малейшем удобном случае, в любое время дня и ночи.
Всё, надо отдыхать, день был насыщенный. Ещё и голова разболелась - к непогоде видать...

Ночь была, словно в бреду: фрагменты огня и трупы нихтериян; сидящий на земле и, смотрящий на меня в упор, Къёкэн; родники тибетских склонов и другие, еле уловимые картинки сменяли друг друга, повторяясь в воспроизведении. Даже в этом кошмаре чувствовалась тошнота и нестерпимо хотелось пить. Сквозь сон послышались беспрерывные и надоедливые сигналы будильника. Что именно выдернуло меня из забытья - сигнал или аппогей жажды, совместно с бредом, я не понял. Пошарил рукой на столике, но предмета издающего эти противные звуки не обнаружил.
"Я же и будильник-то не ставил..." - понимание этого факта, мгновенной мыслью: "крионик!" - привело мой организм в сиюсекундное состояние пробуждения.
На приборе высвечивалось сообщение от Къёкэна, в котором говорилось о невозможности в данный момент связаться со мной и что встретиться мы сможем, дня через два.
Что-то тяжелое и давящее изнутри отпустило меня. То, что моё сообщение не проигнорировано, вселяло радость и уверенность на скорое разрешения того досадного недоразумения и нашего недопонимания. Я лёг обратно и буквально провалился в лёгкий, и безмятежный сон, - по крайней мере, бред и кошмары больше не тревожили.

Молниеподобно пролетели два дня ожиданий. Даже подводные прогулки не приносили удовлетворения. Глубины озера притягивали своими тайнами и секретами, но желание, что-то искать в них, напрочь отпало. Прогуливаясь пешком по дну, я понимал причину своей хандры - третий день на исходе, а от Къёкэна ни слуху, ни духу.

Возвращаясь, я представлял, как зайду домой, а Къёкэн будет сидеть в кресле и мокать палец в кружку горячего крепкого чая, заваренного с травами чебреца и душицы: "ну, что нового нашёл?" - спросит он, а, я ему: "да ничего. Главное, что не потерял!". И он поймёт, и всё наладится, как прежде - до этого рокового путешествия на Тибет.
Но, мысли оставались мыслями и никак не реализовывались в действительность...

...до позднего вечера четвёртого дня.

Часть 10

- Кто..? - поинтересовался на стук в дверь.
- Гостей принимаете?
Как же мне знакомы нотки в этом ответном вопросе!
- Таких, - я распахнул дверь пошире, - в любое время суток и года!
Схватив гостя за руку, я буквально втянул его в квартиру.
- Ты так руку мне оторвёшь! - Къёкэн улыбнулся. Ну что же - его хорошее настроение - залог доброго разговора!
- Извини, в обещанный срок никак не получилось вернуться.
- Тебе незачем извиняться! Если кому и надо просить прощение, то это мне, - я попытался изобразить взгляд кота из "Шрека", но видимо у меня нет таланта к актёрству.
- Перестань! - прыснул Къёкэн. - Под таким взглядом, я чувствую себя ещё более виноватым.
- В чём это, разрешите поинтересоваться?
- В том, что это я довёл тебя до такого несчастного вида.
Посчитав, что обмен извинениями прошёл в непренужденной дружественной обстановке, я перешёл к вопросу, не дававшему мне покоя последние четыре дня:
- Я уверен - только решение серьёзных вопросов могло помешать тебе сдержать обещание.
- Отчасти ты прав... Но, об этом после. Лучше посмотри, что я нашёл в Орин-Нур! - Къёкэн достал из кармана маленький бархатный свёрток и протянул мне. - Осторожно, не кантовать - хрусталь!
- Рюмка, что ли? - саркастически спросил я, но всё же аккуратно развернул края тряпицы.
И огокнул...

На ладони лежал кусок матового хрусталя, идеально-правильной круглой формы, диаметром десять сантиметров и толщиной в один. По периметру всего круга, вплоть до центра, проходили радиальные линии, на расстоянии в сантиметр друг от друга. А между ними - знаки, не похожие ни на одни из известных мне. И что интересно, все эти знаки, и линии были не только прозрачны, но и не нарисованы, не нацарапаны, а именно выдавлены в хрустале.
- С обратной стороны взгляни, - предложил Къёкэн. Перевернув круг, я удивился ещё больше: знаки и линии вообще не просматривались насквозь - вся плоскость круга была прозрачна, как вода горного родника!
- Хочешь угадаю, - предложил я в шутку, - если сейчас положить его, - я покачал хрусталь в руке, - в воду, то он засветится всевозможными цветами, а знаки расплывутся по поверхности воды вполне понятными расшифрованными фразами! И мы раскроем какую нибудь тайну, да?
- Ну, это уже совсем из области фантастики! - засмеялся Къёкэн. - Поменьше "Артефакты" читай на ночь.
- Согласен... Что-то я расфантазировался. Но, и ты согласись - наша встреча - не из этой ли области тоже?
- Да, со временем вся фантастика становится обыденностью и мы перестаём ей удивляться... А хочешь узнать последнюю тайну этого круга?
Я понял - чудеса не закончились и, как опытный фокусник, Къёкэн оставил главный фокус на конец представления.
- Я так и знал, что этим всё не закончится! Показывай!
Я был готов ко всяким неожиданностям, но предложение Къёкэна откровенно разочаровало меня:
- Посмотри снова сквозь круг, но в этот раз - на меня.
- Но, я же уже смотрел! Ничего нет - прозрачно...
- В этом и все наши проблемы... Мы не видим того, что у нас под носом, что очевидно в мелочах. Но, ищем невероятное во Вселенной!
Я посмотрел на этого зелёного философа новым взглядом: он сказал "мы, нам" - неужели даже "им", с их развитыми технологиями, позволяющими заглянуть в глубины земли, океанов и, да что там говорить - космоса, что-то недоступно и неподвластно? Или он имеет ввиду только землян, ассоциируя себя с ними? В конце концов в чём-то он прав - все мы созданы одним Творцом.

Я смотрел через круг на Къёкэна и на моих глазах рушились все законы оптической физики. Лицо в хрустале увеличивалось по мере отдаления от него круга. Это было бы не удивительно, если бы это была вогнутая или выпуклая линза с большими диоптриями. Но, этот хрустальный круг - идеальной плоской формы по всему основанию. К тому же лицо Къёкэна не было перевернутым, что вообще поставило меня, более-менее знакомого с основными законами преломления в линзе, в глубочайший тупик - так как это не возможно. Почему? Потому что - просто невозможно!

Мы чаёвничали с ежевичными оладьями, а загадочный кусок хрусталя лежал на столе, между нами.
- И какова его будущая судьба? - мотнул я головой в сторону артефакта.
- Многое хотелось бы узнать из его истории, но загвоздка в том, что о нём и подобных вещах нигде не упоминается.
И это "нигде" в словах Къёкэна, придаёт такой вес этой вещице, в историческом плане, какого не будет у всех найденных артефактов, вместе взятых.
- Одно уже известно точно: это природный хрусталь и его возраст - восемнадцать тысяч лет. А рукотворные изделия из хрусталя, появились гораздо позже. Первоочередная задача - узнать, может быть и по знакам, чем является круг - "местным жителем" или "гостем" на Земле.
- А, как же эффект "антилинзы"?! По моему, эта загадка не менее интересна?
- В первую очередь, я историк и археолог, и приоритет в исследовании этой находки по праву принадлежит мне. А, физики - подождут.

Не в теории, а на практике, что, как известно предпочтительней, я постигал иерархию в их научных кругах: никто ни у кого не отбирает находку, а право исследования принадлежит первопроходцу. Да, это правильно и справедливо.

_________________
Меня уже не исправить...
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру Курсы валют Кыргызстана для развлечений к сому Горные приключенияГорные приключения Голос ДушиГолос Души счетчик посещений


Powered by phpBB © 2001/3 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 6
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS